20.06.2018 20:40 4243

Как бездомные в Запорожье выживают рядом с жилой многоэтажкой (ФОТО)

Как бездомные в Запорожье выживают рядом с жилой многоэтажкой (ФОТО) Фото № 0 Как бездомные в Запорожье выживают рядом с жилой многоэтажкой (ФОТО) Фото № 1 Как бездомные в Запорожье выживают рядом с жилой многоэтажкой (ФОТО) Фото № 2

Они каждый день ездят с нами в маршрутках, купаются на пляжах (а некоторые даже живут) стоят в очередях в магазинах, но при этом вынуждены жить, где придется.

Армия бездомных в Запорожье с каждым годом только растет. Наш город становится транзитным пунктом для многих, кто бежит с Донбасса или уезжает из оккупированного Крыма.

Возле одной из обычных девятиэтажек совсем недалеко от центра в заброшенном здании ютятся 5 бездомных. У каждого из них своя история.

Здание журналиста "Занозы" просят не фотографировать — боятся, что нагрянут полицейские и выгонят, да и не до конца оправились после недавнего поджога. Не рискуют пустить даже вовнутрь, мол, полицейские приезжали раза три и даже фоткались на фоне, чтобы потом показать остальным как живут бездомные.

Сначала жильцы многоэтажки не хотели мириться с таким соседством, писали кучу жалоб, но в итоге свыклись. Многие помогают продуктами и вещами:

- Поначалу много писали, очень много, потом увидели как мы себя ведем и успокоились. Я если даже выпил, я тихий, спрятался себе и меня никто не видел, быстро пробегаю, чтобы дети не видели. Стараюсь жить мирно. В основном помогают те, кто и сам живет у черты бедности. Например, я уже стараюсь обходить стороной женщину тут рядом, потому что сама еле сводит концы с концами, но когда меня видит, обязательно выносит чай и кусок хлеба.

Недавно вот мужчина пакет передал с надписью "Голодным" и запиской, в которой говорит, что решил почистить холодильник перед отъездом.

По дороге сюда женщина угостила свежемороженной рыбой. И много людей, которые нам помогают. Некоторые просто проходят мимо: не мешают нам, а мы им.  Здесь люди небогатые, но многие скрашивают жизнь даже просто  говоря вежливы слова: здороваются, спрашивают как дела.

Но бывают и те, кто специально портит обувь, которую выбрасывает или, например, видишь почти новую куртку хорошего качества, а ножницами порезана так, что уже не наденешь – рассказывает бездомный по имени Степан.

Постояльцы со своей стороны в благодарность за то, что им дают спокойно жить, убирают площадку и собирают бутылки:

– Вот полюбуйтесь, в Европу мы идем, урну же сделали специально для дебилов  (показывая на сложенные одну на другую шины), а они бутылки мимо бросают. Детская площадка, а тут куча бутылок. И все такие правильные при этом, такие красивые.

Когда спросили у собеседника фамилию, несколько раз повторяет ее по слогам:

– Ю- хи-мен-ко. Не переводится с украинского. Меня однажды так чуть на «Запорожье-1″ не убили. Полицейские искали моего полного тезку, вот только фамилия у него была Ефименко. Искали за 5 убийств. Так вот хорошенько же меня тогда отделали полицейские, пока выяснили, что это не я был.

О том, как он оказался на улице, Степан говорит неохотно, мол, после развода оставил дом в одном из сел Херсонской области, когда-то давно отсидел, а паспорт потерял еще в Донецке.

Сейчас мужчина перебивается сбором вторсырья, а недавно устроился на работу сторожем.

–Я хотел устроиться как-то на завод, может, мне в последующем бы и комнату выделили в общежитии, да без паспорта это никак не сделать.

Мне чтобы сделать паспорт, нужно ехать в Верхний Рогачик в Херсонскую область. Туда только билеты стоят на маршрутку 600 гривен, плюс мне надо заплатить частнику, чтобы он отвез меня в село, где я жил, чтобы я взял справку, что там жил. Это еще 100 гривен. Через месяц мне нужно потратить эту же сумму, чтобы забрать паспорт и отдать еще около 350 или 370 гривен за паспорт. С нашим образом жизни даже такую сумму заработать нереально. По крайней мере для меня это неподъемная сумма.

Без паспорта, сетует Степан, устроиться на более высокооплачиваемую работу у него не получается:

– Ну кто меня возьмет на ту же стройку. Я же не докажу, что не хочу красть инструмент, мне стабильная работа нужна.

Если раньше мы собирали макулатуру по 3 гривны, сейчас она уже стоит 2 гривны. Если пластиковая бутылка была 5 гривен, сейчас 2. За стекло вообще не говорю — копейки стоит.

На сдаче вторсырья можно заработать за день 60-70 гривен. Возможностей заработать не так много. Вот пришел я к работодателю на стройку. Если я человек с улицы без документов, без жилья, мне доверят перфоратор или другой инструмент? Нет. Мы не можем устроиться на нормальную работу. Не может же человек читать, что у меня в мозгах. Один действительно может взять этот перфоратор, а я мне нужна просто работа, но какие я могу дать гарантии.

Сейчас работаю сторожем. За смену получаю около 120 гривен. Как только работодатель узнал, что бездомный, урезал зарплату.

Я почему не хотел сниматься, если надену сейчас костюм «троечку», выйду из этих дверей настоящим джентельменом (последнее слово произносит подчеркнуто с акцентом). И вы меня не узнаете. Большая часть этого района знает меня другим человеком. Почему я так выгляжу, потому что после работы только пришел.

– Мало того, они еще и патриоты — добавляет общественница Елена Гулая, которая и привела к бездомным. Елена является председателем правления ГО "Січова допомога", инициатором общественной кампании "СТОП Бомжарий!" и координатором "Ассоциации бездомных Запорожья и Запорожской области".

– Меня не взяли в зону АТО, Максима не взяли: у кого судимость, у кого документов нет. Только на Малом рынке знаю человек 150 бездомных. Из них большая половина пошла бы воевать. Процентов 30% сталкиваются с такой же проблемой, как и я, хотят восстановить прежнюю жизнь, но на это нет возможности.

– Как вы выживаете в холода?

Я же тебе говорил, что у меня руки растут из нужного места – утепляемся. У меня даже радио есть. Летом мы купаемся на пляже, зимой носим лед, чтобы растопить и помыться.

– Чем бы, по вашему мнению, могла помочь городская власть?

– Есть люди, которым помощь нужна и которым нет. Из-за вторых к нам и отношение такое. Видели одних и думают, что все такие. Вот сейчас на Малом рынке одни живут прям под кустом и им ничего не надо. Каждый день пьяные.

Хочется, чтобы была хотя бы помощь в получении бесплатных документов. С бумажкой уже хоть как-то можно устроиться на стройку или производство.

Жанне Елисеевой 62 года. Из своего убежища она выходит неохотно и просит ее не снимать. В 2002 году она согласилась продать приватизированную на двоих с сыном квартиру. Тот обещал, что поедет в Чехию и заработает на новую, но так до сих пор и не заработал.

2 мая ее сын уехал на ПМЖ в Чехию и связь с ним оборвалась.

На улице запорожанка оказалась два года назад, когда умер ее сожитель, а его дети попросту выселили женщину на улицу.

Несмотря на это, она пока так и не попыталась восстановить свои права через суд — боится, что ее сына посадят.

Несмотря на это, женщине повезло больше остальных: у нее есть пенсия в 1480 гривен и паспорт.

– Мне 62 года, когда работодатели узнают сколько мне, сразу же говорят, что не подхожу. Каждое утро убираю тут площадку, мету все, дворник мне даже как-то спасибо сказала — хвастается женщина.

Во время разговора подбегает молодой парень в одних шортах — руки все в татуировках. Максиму 26 лет и он круглый сирота, воспитывался в интернате.

В 19 лет его посадили за разбой с тяжкими телесными, хотя сам он говорит, что потерпевшие вышли из больницы уже через пару дней.

– Читали в газете "Запорожская Сич" про семью, которую "кобровцы" из теплотрассы достали? Мамку после этого родительских лишили. Это про меня.  Я, наверное, в интернате первое место занимал по количеству побегов, если поднять журналы.

Пытаюсь напроситься посмотреть как же живется парню, но тот непреклонен, мол, не убрал, а вечером на работу охранником:

– Мне только стиралки и холодильника не хватает. Получше, чем у многих дома.

Помимо этого, парень частенько подрабатывает возле крупных супермаркетов, предлагая припарковаться покупателям.

Строительство центра для бездомных обсуждается с 2014 года. Власти даже выделили здание бывшего детсада по ул. Перспективной 2. За последующие годы разработали проект, который прошел экспертизу и изменили целевое назначение Генплана. Осталось только отремонтировать.

Здесь бездомные смогли бы получить всю необходимую помощь: поесть, постираться, временно пожить и восстановить документы.

Со слов заммэра по гуманитарным вопросам Анатолия Пустоварова, здание годами не использовалось, поэтому на его реконструкцию нужно порядка 20 миллионов.

В этом году планировалось выделить из бюджета 3 млн., но и их сняли:

– Бюджет развития сократился из-за того, что мы получили меньшую субвенцию наздравоохранение и плюс на город переложили дополнительные статьи расходов, поэтому депутаты большинством голосов решили, что рациональнее деньги снять и перечислить на другие программы. Чтобы запустить проект, нужно порядка 5-8 миллионов.

Мы также подали заявку в "Надзвичайну кредитну програму для відновлення України" и наш проект попал в список отобранных. Ждем еще оттуда возможных финансовых поступлений. Скажу честно: сумма большая и за год город не сможет ее выделить.

О проблеме с восстановлением паспортов чиновник тоже знает, но только разводит руками:

– Раньше мы регистрировали бездомных в центре временной регистрации по Рекордной 9А. Все льготы на сегодня выдаются только при наличии документов, удостоверяющих личность. При этом человек должен показать паспорт с местом регистрации. С выходом 207-ого постановления Кабмина у нас забрали эту функцию и регистрировать бездомных по адресу центра мы не можем. Он должен показать, где живет. Таким образом, мы не можем выделить деньги громады Запорожья, допустим, жителю Сум, например.